страшные рассказы

Обида (продолжение1)
romanlunin
Прошел месяц. Однажды, придя из школы, Света как обычно сразу кинулась искать котенка:

- Бантик, Бантик! – девочка ходила из комнаты в комнату и нигде его не могла найти. Она очень расстроилась и уже начала думать, что он мог убежать или выпасть из окна, когда услышала из коридора жалобное «миу». Света бросилась на голос и увидела котенка, который выбегал из коридора в комнату, при этом он продолжал жалобно пищать и прихрамывал на переднюю лапку.

Света схватила котенка и, прижав к себе, понесла в свою комнату. Там она внимательно осмотрела Бантика и сразу увидела, что белый мех котенка, на правой передней лапке, немного окрасился в розовый цвет. Еще через мгновение Света поняла, почему Бантик так жалобно мяукал и хромал – маленькая лапка котенка была насквозь проткнута острым предметом, скорее всего иглой. Из глаз девочки потекли слезы, ей стало очень жалко Бантика. Посадив его в корзинку, она побежала по коридору к комнате бабушки и стала изо всех сил колотить рукой в дверь:

- Откройте, Галина Николаевна, откройте! – из-за закрытой двери не доносилось ни одного звука. Света еще немного подождала, в надежде, что все-таки бабушка соизволит с ней поговорить, но ничего не произошло и девочка пошла в свою комнату - лечить котенка.

Вечером, за ужином, Света не отрываясь смотрела на свою бабку, пытаясь по ее внешнему виду понять, имеет ли она отношение к произошедшему с ее котенком. Но та сидела с непроницаемым видом и сразу после ужина удалилась к себе.

- Доченька, ты чем - то расстроена? – от папы не укрылось, что отношения между внучкой и бабушкой заметно накалились.

- Бабушка Бантику проткнула лапку, – на глазах Светы опять появились слезы.

Папа зафыркал, замотал головой:

- Света, ты что такое говоришь? Как бабушка может такое сделать! - но от девочки не укрылось, что по лицу отца пробежала какая – то тень. Как будто бы он вспомнил что – то очень неприятное.

- Я знаю! Это она, – и девочка, взяв котенка на руки, вышла из столовой.


Настоящая беда случилась спустя два дня.

После случая с лапкой, Света, уходя в школу, каждый раз оставляла Бантика в корзинке, в своей комнате. Дверь она закрывала, чтобы разыгравшийся котенок не убежал путешествовать по квартире. Приходя из школы, Света сразу находила его на своем месте и все остальное время они проводили уже вдвоем.

На третий день всех ребят отпустили из школы раньше на целых два урока. Света сразу прибежала домой и бросилась к корзинке - котенка на месте не оказалось. Сердце девочки нехорошо заныло в предчувствии чего-то непоправимого. Она не стала звать Бантика по квартире и сразу направилась в комнату бабушки. Когда она прошла весь коридор, то, к своему удивлению, обнаружила, что дверь в ее комнату приоткрыта. Она надавила на ручку - дверь открылась тихо, без скрипа. Света медленно вошла внутрь и остановилась, чтобы глаза немного привыкли к полумраку комнаты. Комната Галины Николаевны оказалась совсем небольшой. В ней помещались кровать, с висящей на стене над ней большой картиной; высоченный платяной шкаф с резьбой, и тяжелый на вид круглый стол с несколькими стульями вокруг него. Окно прикрывали такие - же бордовые портьеры, что и дверь на входе. Бабушки в комнате не было.
Тут девочка заметила, что на столе лежат какие-то предметы. Она сделала несколько шагов в сторону стола и… замерла на месте.

Обида (продолжение)
romanlunin
Вечером приехал с работы папа. Он тихонько открыл дверь квартиры своим ключом и прошел на кухню. В руках у него была большая коробка из-под обуви, которую он сразу спрятал под стол.
Потом, когда они уже сидели за столом в столовой, он все время загадочно улыбался и подмигивал дочери, как будто спрашивал: «А, ты еще не знаешь!». Он уже подарил дочери большую коробку конфет и букет цветов, и теперь ждал момента для основного сюрприза.
Когда время дошло до торта, слово взяла Галина Николаевна:

- Душенька, – обратилась она к Свете, - позволь подарить тебе одну вещь.

Она встала из-за стола, и, зайдя к Свете сзади, начала одевать ей на шею что-то блестящее. Когда замочек застегнулся, и она убрала руки, все увидели, что это нить прекрасного белого жемчуга. У папы округлились глаза, и он укоризненно посмотрел на свою мать:

-Мама! Ну, зачем такие подарки. Ей ведь не шестнадцать исполнилось, а всего десять.

- Милочка, - Галина Николаевна, отойдя на два шага и сложив руки на груди, любовалась своим подарком. - Эта вещь очень мне дорога. Она будет хранить тебя … от людей. Носи на здоровье.

Света погладила гладкие бусинки и, вскочив со своего места, бросилась обнимать бабушку:

- Спасибо бабуля!

Галина Николаевна вроде даже немного растрогалась, потому что начала обмахивать веером глаза.

- А теперь мой подарок! – папа с заговорческим видом прошел на кухню и вернулся оттуда с той самой коробкой из-под обуви. – Па-бам!
Он, как фокусник, сорвал с коробки крышку, и оттуда сразу показалась малюсенькая голова белого котенка. Глаза у него были узкие, как щелки, видно еще не до конца проснулся, он мяукал и водил мордочкой в разные стороны. На шее у него была белая атласная ленточка, завязанная в большой воздушный бант.

- Папа! – дыхание девочки перехватило. Лучшего подарка для себя она даже не могла представить. Она схватила котенка и, прижав его к себе, стала целовать и гладить. На глазах у нее навернулись слезы радости, - Спасибо папочка, я тебя очень люблю.

- С днем рождения доченька. Как назовешь своего нового друга?

Света отвела его на вытянутых руках, осмотрела со всех сторон и говорит:

- Пусть будет - Бантик. – и она счастливо засмеялась. Имя очень подходило этому белому комочку и пришло на ум само собой.

Галина Николаевна в это время сидела, закрыв лицо веером, и, не отрываясь, смотрела на котенка странным взглядом, как будто что-то примеряла в уме.

С тех пор у Светы сразу появилось много важных дел. Она целыми днями играла с ним, кормила молоком из блюдца и даже ложила его с собой спать. Уходя в школу, она целовала его, а когда приходила – сразу находила его и начинала расчесывать, гладить и ухаживать. Бантик заменил ей всех кукол и стал самым лучшим другом в этой большой и не очень родной квартире.

Обида
romanlunin
Эта история произошла на самом деле, поэтому название места не приводится и все имена изменены.
Случилось это в небольшом провинциальном городке, где-то в центре России. На улице стояло лето в самом разгаре. Дождей не было уже месяц, и городок постепенно покрывался пылью. Целыми днями палило солнце, и только к вечеру, когда оно начинало крениться к горизонту, жизнь в городке понемногу оживала.
Именно поэтому день рождения Светы было решено отметить вечером.

Свете сегодня исполнилось десять лет. Мама девочки умерла от болезни три года назад, и Света жила со своими папой и бабушкой, в огромной квартире на втором этаже трехэтажного особняка дореволюционной постройки.
Папа Светы был большой начальник. Его возили на работу на служебной машине и у него был большой кожаный портфель. Он целыми днями отсутствовал на службе и Свете приходилось почти все свое время проводить в обществе своей бабушки.
Когда была жива мама, они жили совсем в другом городе, далеко отсюда. Тогда Света конечно слышала, что у нее где-то есть бабушка, но никогда ее не видела. Потом мама умерла, и им с отцом пришлось переехать к ней, сюда, так решил папа.
Для самой Светы переезд стал самым большим испытанием в жизни, после ухода мамы.
Новое место, новая школа – все это было ничто, по сравнению со знакомством со своей бабкой, Галиной Николаевной. Именно так, до сих пор, ее и называла внучка. Обращаться к ней запросто – баба Галя, просто язык не поворачивался.
Галина Николаевна Орлова была женщина статная и чопорная, как будто знатная дама из царской эпохи. На самом деле она была из семьи кузнеца и родилась в поволжской деревне. Откуда в ней взялась вся ее высокомерность и манеры держаться с людьми - Свете было неизвестно. Галина Николаевна ходила по дому с гордо поднятой головой, обмахивалась веером и зимой и летом, и обращалась к внучке только «милочка» и «душечка». Хотя большую часть времени она проводила в своей комнате, вход в которую Свете был строжайше запрещен еще в день их приезда. А попасть туда Свете очень даже хотелось.
Всего в их квартире на втором этаже было три комнаты. Одну из них заняли Света и ее папа, одна была общей гостиной и столовой, а в третьей жила бабка. Ее комната находилась в конце длинного темного коридора, увешанного старыми картинами в темных резных рамах. Дверь комнаты, мало того, что всегда была закрыта на замок, еще и закрывалась наглухо тяжелыми бордовыми портьерами с золотой бахромой по краям. Даже отец, когда ему необходимо было что-нибудь сообщить своей матери, стучался в дверь и ждал ее снаружи. Света никогда, со дня приезда, не видела его выходящим из этой комнаты.
Так вот, однажды, когда отец был на работе, Света прокралась по коридору и спряталась за портьерой. Простояла она там минут десять, пытаясь по звукам понять – что - же происходит за дверью. Она уже хотела покинуть свое тайное место, когда стала различать довольно странные звуки: сначала кто-то громко ходил по комнате взад-вперед, потом шаги прекратились, и послышалась - то ли тихая песня, то ли стон, в общем, голос. Суть в том, что голос был мужской, а в гости к бабке никто никогда не ходил. После этого наступила тишина, а потом в комнате что-то громко уронили на пол, что-то очень тяжелое. Света от неожиданности коротко вскрикнула и убежала прежде, чем ее могли застигнуть за этим занятием.
Разговора о том, чтобы спросить у своего отца, а тем более у бабки, кто мог разговаривать в ее комнате - даже быть не могло. Так Света и терялась в догадках. И, в тайне, готовила план проникновения в святая – святых их квартиры.

?

Log in

No account? Create an account